Кому принадлежит Чингисхан? Татарский взгляд - 23 Апреля 2011 - Персональный сайт
Мой сайт
Категории раздела
Новости [62]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 28
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Пятница, 31.03.2017, 03:29
    Главная » 2011 » Апрель » 23 » Кому принадлежит Чингисхан? Татарский взгляд
    01:42
    Кому принадлежит Чингисхан? Татарский взгляд
    Остались еще города на территориях современных России, Украины, Узбекистана, Республики Татарстан, такие как Казань, Булгар, Астрахань, Бахчисарай, Ургенч и Кафа, Ялта и Симферополь, Азов, Саратов, Тобольск и др., где творили такие выдающиеся поэты Средневековья, как Сейф Сараи, Мухамедъяр, Хорезми, Рабгузи и др., которых хорошо знают во всем мусульманском мире.

    На этот далеко не праздный вопрос вполне определенно некогда ответил известный российский востоковед, историк Эренжен Харадаван в своей фундаментальной работе «Чингисхан как полководец и его наследие» (Белград, 1929 г.)

    «Идеалом Чингисхана было создание единого государства человечества, – утверждал автор, – так как только тогда, как он справедливо думал, прекратятся взаимные войны и создадутся условия для мирного процветания как в области духовной, так и материальной…» Разве теперь потерял свой смысл этот идеал Чингисхана? Разве идея единого царства на земле не современна и теперь? То, что едва не осуществилось в XIII веке силой оружия, возможно, состоится путем мирного согласия народов в ХХ веке».

    Что и говорить, не откажешь Эренжену Харадавану в даре пророчества, возникшего после Первой мировой войны 1914 года, когда передел мира между сильными мира сего закончился не только гибелью миллионов человеческих жизней, но и крушением трех империй: австро-венгерской, османской и российской. Как известно, передышка в этой глобальной войне длилась, по историческим меркам, недолго, всего где-то около двадцати лет до 1939 года, и чем она завершилась, знает каждый грамотный человек. Мир разделился на две части: Запад и Восток, но и теперь нет ответа на вопрос: сможем ли мы дальше жить без войн. Очевидно, нет, коль мы остаемся разделенными, где инстинкт самосохранения всегда будет диктовать свои правила поведения.

    Чингисхан, чья вся жизнь прошла в бесконечной борьбе за право на жизнь, за право быть свободным, очевидно лучше всех понимал идею единого человеческого царства и, хорошо зная природу ненависти и зависти людей, не видел исполнения своей мечты, кроме достижения заветной цели силой оружия, и в этом он был не оригинален. И тем не менее история не знает другой личности, которая бы так страстно отстаивала бы свои убеждения – жизни без войн на территории земли под покровительством единого государства. Согласитесь, как это похоже на наши дни. Разве президент США Джордж Буш не пытается силой оружия распространить демократию, где царствует его величество закон? А разве Чингисхан осуществление совей мечты не начал с закона? Там где нет почитания закона и равенства перед ним простого воина и великого хана, там нет ни согласия, ни порядка, а в конечном итоге ни народа, ни государства. Эту идеологию Ясы (закона) знала вся Великая монгольская империя.

    Знала и тем не менее после смерти Чингисхана распалась, ибо Чингисхан слишком далеко шагнул и недооценил силу и живучесть родовых привычек и взаимоотношений, неистребимую жажду власти человека над человеком, неугасающую природу зла в человеке, алчность и продажность. Слабостью Чингисхана, как ни парадоксально это не прозвучит сегодня, была доброта и вера в человека, которую он проявлял по отношению к родственникам и друзьям. Он всегда ценил верных долгу и слову. Но поскольку таковых было не так уж и много, корыстолюбцы, лицемеры, эгоисты, лгуны несли разрушение всегда изнутри, подобно червям, и это было его нескончаемой борьбой. Не этим ли интересен для нас Чингисхан, не это ли заставляет мировое сообщество на протяжении столетий обращаться к его деяниям и завоеваниям? Список авторов так велик, что в данной публикации их всех невозможно перечислить, да и в этом нет необходимости. Ограничимся небольшим кругом. К примеру, в Венгрии и Чехословакии, в Западной Европе и США вышли «Чингисхан» Мориса Першерона (1962 г.), «Океан и степь. Жизнь и эпоха монгольского завоевателя Чингисхана» Макензи (1963 г.), «Чингисхан» Дюпюи (1970 г.), «Покоритель степей» Х. Ламба (1986 г.), «Жизнь Темучина, думавшего покорить мир» Е. Кычанова (1993 г.) и т.д. Не говоря уже о целой плеяде крупнейших историков, посвятивших свое научное творчество изучению личности Чингисхана и его влиянию на мир. Книги, материалы, монографии, сказания писались на многих языках мира. В Китае, к примеру, хранится огромный пласт еще далеко не исследованной информации о татарах, монголах, меркитах, караитах и наймаках и их предводителе Чингисхане и его династии. А сколько документальных и художественных кинокартин и телевизионных фильмов снято о Чингисхане и его времени. Как мне кажется, сегодня наибольший интерес представляет тридцатисерийная телевизионная версия о Чингисхане, снятая в КНР в 2006 г. Это прекрасный визуальный учебник по истории, не искажающий исторической достоверности, выверенный во всех отношениях.

    Почему бы одному из телеканалов Татарстана не купить право (лицензию) на прокат этой телеленты? Если бы мы смотрели такие фильмы, мы бы знали правду о наших далеких предках и не выдумывали бы никогда легенду «О теплых ветрах Булгара». Там где речь идет об истории, там не должно быть места ни легендам, ни сказкам. Я хорошо знаю кинорежиссера Булата Мансурова, очень заметно работавшего в советские времена на киностудии «Туркменфильм», высокого профессионала и мэтра кино и был ужасно огорчен, увидев его картину осенью 2005 г. в Бишкеке, и понял, это не он снимал картину, это делали его руками некомпетентные и неграмотные чиновники, а его вина как художника в том, что он на это согласился. Теперь этот опыт позорным пятном лежит на всех нас. Не с булгар надо было начинать татарский кинематограф, а с татар, чье имя мы носим. Если у нас так много нефти, почему мы не можем исправить этот неудачный опыт? Китайцы не постеснялись показать, как они натравливали тюркоязычные и монголоязычные племена друг на друга. Почему мы не можем снять фильм о Батые и Золотой Орде? Коль не можем, надо заказывать. Речь ведь об истории идет.

    Выступая на четвертом съезде Всемирного конгресса татар, президент Татарстана Минтимер Шаймиев упомянул имя Чингисхана и, как мне показалось, очень робко, и я его понимаю. Уж больно постарались российские и советские исторические школы выставить эту личность в негативном свете, особенно на страницах учебников истории. Недаром говорят, что запоминается в детстве, запоминается на всю жизнь.

    Не могу не вспомнить об одном историческом казусе. Несколько лет назад на волне Би-Би-Си обсуждался вопрос о выходе в обращение в Узбекистане самой крупной номинации узбекского сума, где был изображен памятник Тамерлана на коне. Ведущий программы спросил, почему на национальной узбекской валюте изображен монгол. На этот вопрос попросили ответить ученых, и они оказались бессильны вразумительно разъяснить радиослушателям. А что говорить об исторической осведомленности бывшего президента Киргизстана В. Акаева, который без тени сомнения внушал с высокой трибуны, что все тюркоязычные народы пошли от киргизов, тем самым поставив народ в неудобное положение. А чего стоят признания бывшего президента СССР М. Горбачева радиостанции «Свобода», когда он заявил, что историей начал увлекаться после ухода в отставку. Таких примеров можно привести множество, а ведь политиком в истинном смысле этого слова невозможно стать без знаний в области истории. Возвращаясь к Тамерлану, хочется внести такую ясность, что сам Тамерлан считал или относил себя к племени татар, а не монгол, позднее он называл себя чагатаем. В эпоху, когда правил в Чагатаевом улусе, вел непримиримую борьбу с племенами узбеков из Джучиева Улуса. И что родовые корни Чингисхана и Тамерлана пересекаются согласно «Родословной тюрков, казахов, киргизов» (Ш. Кудайберды. Алма-Ата, 1990 г.) на Туменхане, сыновьях его близнецах Кабуле и Кажуле. О том, что Тамерлан из племени татар, в своей книге «История великого Тамерлана» утверждает посол испанского короля Гонсалес Клавихо, проживший во дворце Тамерлана в Самарканде три года, 1403 – 1406 гг. Позднее потомки Тимура себя будут называть великими монголами. В Кашкадарьинской области современного Узбекистана по сей день сохранился кишлак Татар – родовое стойбище отца Тимура Тарагая.

    Но зато в Казани я встречал немало ученых мужей, которые о Тамерлане, погромщике Золотой Орды, и слышать не хотят. Странная позиция и даже глупая. История есть история, ее прежде всего надо знать и относиться к ушедшим событиям спокойно и объективно. Вот когда к истории относятся предвзято, субъективно, а порой и нечестно, выпячивая одну сторону объекта или пряча другую, и возникают такие завалы, о которых говорилось выше. Так и хочется воскликнуть: где ты, покровительница истории богиня Клио.

    С времен распада СССР борьба за материальное и духовное наследие Чингисхана заметно обострилась. В России после небольшой растерянности усилились позиции просоветских историков, авторов многих исторических концепций и доктрин. Огромное количество научных работ, диссертаций нужно было заново защищать и отстаивать. Потеряв свое былое величие, суверенная Россия начала лихорадочно искать и свои святые места, и своих святых. Востребованными оказались и Дмитрий Донской, и Куликово поле. И Никита Михалков горел желанием воскресить святую Русь на съемочной площадке. Ох, как хотелось изобразить оккупированную русскую землю, найти свое Косово, но слава Богу выяснилось главное : оккупации или аннексии русских земель татаро-монголами никогда не производилось. Да, платили дань, точнее, десятипроцентный налог в пользу Орды, да ездили за ярлыком на княжение, на этом, по существу, и заканчивалось так называемое пресловутое иго. Сегодня, если верить утверждениям многих экономических источников, Татарстан платит Москве дань в размере 70 процентов от своих доходов, тем самым сдерживая качество материальной жизни на 60 процентов. Как интересно это можно назвать? А разве за ярлыком не перестали ездить? Так и хочется воскликнуть, что средневековая феодальная Золотая Орда была и остается намного предпочтительнее современной суверенно-демократической Москвы.

    Два года назад наши исторические братья монголы, по праву считающие, что Чингисхан принадлежит им, в торжественной обстановке отпраздновали 800-летие своей государственности и юбилейную дату со дня рождения Чингисхана. К великому сожалению, официальный Татарстан сделал вид, что ничего в мире не произошло. Спасибо татарской общественности, которая как могла так и отметила это событие. У нас была уникальная возможность напомнить миру о нашей причастности к Чингисхану и сказать, что есть народ на земле, кроме монголов, имеющий прямое отношение к духовному и материальному наследию Чингисхана. Потому что предки современных татар под властью Чингисхана создали великую евразийскую державу, какой является Золотая Орда. Державу, простирающуюся от берегов Оки на севере до южных берегов Аральского моря на юге, от берегов Дуная на западе до берегов Байкала на востоке. Державу, просуществовавшую не в виртуальном, а в реальном пространстве 237 лет, от которой, хотят это признавать или нет, но пошла Московская Русь, Московия или как говорят хохлы – москали, быть может, от того как называли ее татары – Маскав кала (город Москва).

    К гибели Золотой Орды, будем объективны, русские не имеют прямого отношения. Так уж случилось, что в середине XIV века население страны вначале скосила эпидемия чумы, пришедшая с юга Европы, затем государство чингисидов обессилело от нескончаемой борьбы за власть. Окончательно устои этой великой державы подорвала борьба двух гигантов, правящих в двух улусах чингисидов. Желая подчинить своей воле хана Золотой Орды Тохтамыша, властелин Чагатаева улуса несколько раз совершил походы на территорию Джучиева улуса и на берега Терека на Северном Кавказе в 1395 г. одержал долгожданную победу. Это была величайшая битва, которая отняла у Тамерлана немало сил. После чего началось преследование Тохтамыша, которое завершилось разорением многих городов Золотой Орды. Народ уходил в степи, а оставшихся Тамерлан увел за собой в Самарканд. Золотая Орда вскоре прекратила свое существование и пребывала в состоянии медленного угасания, не способная защитить себя. Так бесславно погибла могущественная держава чингисидов, оставив своему народу горе, нищету и унижение на многие годы.

    Страна, которую на протяжении веков народ оплакивал, пропитывая своими слезами поминальные платки. Остались только письменные свидетельства заморских очевидцев о былом величии Золотой Орды, созданной некогда потомками «золотого рода», из которого происходил и сам Чингисхан.

    Из трех главных столиц уцелела только одна – Бахчисарай в Крыму, а Батусарай и Беркесарай стали объектами для археологических раскопок на берегах Волги и Актубы. Многие города превратились в мертвые городища, став курганами, утратив свои былые названия. Некоторым дали новые имена и переписали историю их возникновения. И тем не менее не все исчезло. Остались еще города на территориях современных России, Украины, Узбекистана, Республики Татарстан, такие как Казань, Булгар, Астрахань, Бахчисарай, Ургенч и Кафа, Ялта и Симферополь, Азов, Саратов, Тобольск и др., где творили такие выдающиеся поэты Средневековья, как Сейф Сараи, Мухамедъяр, Хорезми, Рабгузи и др., которых хорошо знают во всем мусульманском мире.

    Возвращаясь к данному вопросу, пытаемся осмыслить многое из того ушедшего, что не дает нам понять до конца, кто мы? Если этот вопрос ясен сегодня для современных монголов, имеющих свое суверенное государство, или, скажем, для наших тюркоязычных собратьев, получивших после развала СССР свои обетованные земли и ставшими членами ООН, то для нас, татар, этот вопрос остается закрытым. Нередко приходится слышать в узком кругу упрек: ну зачем вам, татарам, сдался этот суверенитет, что, вам плохо живется в России или вас кто-то притесняет? Абсолютно не понимая, что постановкой подобного вопроса они невольно подчеркивают наше зависимое положение и удивляются вполне искренне, почему мы этого не хотим понять. Остается только выяснить, чего же мы, татары, так упорно не хотим понять. Да, мы кое-что действительно не хотим понимать.

    Например, почему нам отказывают в общероссийской образовательной сфере иметь свое понимание на наше историческое прошлое.

    Почему история нашего прошлого должна искажаться оттого, что русские княжества подпали под власть Великой монгольской империи. Зачем скрывать то очевидное, что Русь при Удегее-хане (1229 – 1241 гг.) вошла в состав Монгольской империи и стала как и Китай, и Иран, и Корея, и Афганистан, и Ближний Восток, и Центральная Азия, частью этой самой крупной в истории человечества империи чингисидов и пребывала в этом составе, хотя и формально, до 1480 г. Если бы это было не так, то во времена правления хана Тоб-Тэмура, императора Китая, не стоял бы в Пекине охранный русский полк (1330 г.), прибывший из Золотой Орды. Тот факт, что русские княжества имели свои вооруженные силы (дружины, полки, ополчения), говорит о многом, а возможно ли в сегодняшней федеративной России, чтобы национальные республики имели бы свои вооруженные формирования, входящие в состав Российской армии? Что там формирования, служить молодежи в частях Российской армии, дислоцированных на территории национальных республик, не позволяют.

    Сколько руководство Дагестана ни обращалось к федеральным властям, а вопрос даже не рассматривается. А ведь это было бы хорошим решением проблемы занятости молодежи республики. А федеративная республика, не проявляющая к своим народам, входящим в ее состав, доверия, вряд ли имеет перспективу на будущее.

    Доподлинно известно о невмешательстве чингисидов в духовную и культурную жизнь русских княжеств. Если подобное практиковалось, то история Руси была бы иной, как, скажем, история Волжской Булгарии, которая как самостоятельное государство перестала существовать после первого же удара татаро-монгол. У булгар не нашлось такой личности, как великий князь Александр Невский, осознавший необходимость вступления в состав Великой монгольской империи. Невский сохранил Русь, но в этом есть заслуга внука Чингисхана хана Батыя.

    Мне мои друзья рассказывали, как один предприниматель хотел на берегах Волги (Итиля) за свой счет воздвигнуть памятник основателю Золотой Орды хану Батыю и тем самым не на шутку напугал местных чиновников, а увидев их растерянные лица, решил навсегда отказаться от своей затеи. Таков уровень нашего самосознания. Откуда российскому народу знать собственную историю и судить о наследии Чингисхана, если она изначально на протяжении веков замалчивалась или до неузнаваемости искажалась. Для наведения порядка в историческом прошлом Льву Гумилеву пришлось написать около десяти томов с тем, чтобы развенчать черную легенду о кочевой цивилизации и объяснить миру, чем отличаются, к примеру, татары от тартара и почему европейцы земли к востоку от берегов Волги на средневековых географических картах называли Тартарией и почему нам, современным татарам, не следует гордиться этим названием.

    Татары – это совсем не то, что обозначает термин «тартар», отчего и пошла эта пресловутая Тартария. Давайте вспомним Зевса, именуемого в древнегреческой мифологии верховным богом, низвергнувшего в тартар (бездну) своего отца Титана Кроноса в царство мертвых и ставшего владыкой богов и людей. В силу этих причин, видимо, западноевропейцы и называли Евразию Тартарией, а затем и Татарией, а народ, населяющий царство мертвых, татарами. Эту, на первый взгляд, правдоподобную версию можно было бы принять во внимание, если бы татары жили на европейской территории, но термин «татар» превратился в этноним на Дальнем Востоке в лесах и сопках Манчьжурии и, очевидно, имел совсем противоположный смысл.

    Что любопытно, несмотря на запрет Чингисхана именоваться монголам татарами, этот этноним кочевого мира распространился по всему миру. Принимая коронацию в Каракоруме, сыновья Чингисхана назывались не иначе как императоры татар, а почему-то не монголов. Во многих документах того времени, особенно в хрониках Римской католической церкви, в письмах Папы Римского великому хану монголов принималось обращение как к императору татар, и такая форма в Каракоруме принималась без возражений. Мало того, и царь Киликийской Армении, заключая исторический мирный договор в 1254 г., обращался к Мункэ хану как к императору татар. Все эти бесценные исторические документы хранятся по сей день в библиотеке армяно-григорианской церкви в Эчмеадзине. Марко Поло в своей книге также именует вели